В декабре 2015 года исполняется 190 лет одному из эпохальных событий российской истории — восстанию декабристов на Сенатской площади в Петербурге.

После смерти Александра I, так и не решившегося на реформы, возникла заминка с передачей власти — империя присягнула его брату Константину, но отказ Константина от престола почему-то остался не обнародован, и вторая присяга уже третьему брату Николаю в этом информационном вакууме вызвала у многих недоумение.

Этим и решили воспользоваться заговорщики, выводя войска на площадь. С одной стороны — давняя русская традиция дворцовых переворотов в мутной ситуации с престолонаследием, а с другой — начало совсем новой традиции идейного раскола элит.

Образы декабристов в русской истории и общественном мнении получали разнообразные трактовки не раз. А первая книга об участниках восстания на Сенатской официально вышла только в 1905 году — спустя 80 лет.

Реклама: Ваш выбор — учеба в Швейцарии

Памятная дата — 190 лет со дня восстания декабристов — побудила сотрудников Государственного архива края выставить подлинники старинных документов на всеобщее обозрение.

Наиболее ценны четыре уникальных подлинника, один из которых обнаружил советский историк Натан Эйдельман. Он нашёл дело о смерти декабриста Михаила Лунина и подробно его изучил.

«В деле о смерти Лунина (оно состоит из девяти листов) содержится судебно-медицинское свидетельство, протокол дознания. Медицинское освидетельствование сделал коллежский асессор лекарь Орлов. Интересен тот факт, что в документе имеется копчёная печать лекаря Орлова. Также сохранилась немного утратившая свои очертания сургучовая печать», — рассказала Людмила Карчанова, сотрудник Государственного архива Забайкалья.

Моменты из жизни участников восстания на Сенатской площади любил изображать забайкальский художник-график Николай Полянский. Экспозиция картин помогает визуализировать дела минувших дней.

Лариса Храмова, краевед, автор книги о Михайло-Архангельской церкви: «Нас поразило само оформление — это театрализованное представление, выставка картин, работы Полянского, которого мы лично знали, который был частым гостем в нашем музее. У нас есть подлинники, подаренные Николаем Михайловичем для нашего музея. Может быть, для нас нового в документах ничего нет. Сотрудники музея с ними работали. Мы все уже их изучили, знакомы нам, скопированы, переписаны. У нас есть копии в нашей экспозиции. Но то, что они хранятся в архиве у нас — это великолепно!»